Поиск по сайту
искать
Авторизация
 Логин
 Пароль
Забыли свой пароль?
Проблемы с авторизацией?
Регистрация
Рассылки

  e-mail
Изменение параметров
 
Клуб
Форум
Галереи
Премия
Мисс Клуб
Игры
Конкурсы
Опрос
Главная / Куклы и люди


«Куклы — это средство выражения, как опера» Новый Московский театр кукол

 Открыл сезон полностью обновленный Московский театр кукол — теперь здесь появятся трэш-сериал, собственный международный фестиваль и гастроли трупп из Японии, Ирана и Эстонии. Обо всем этом «Афише» рассказали новые руководители театра.  

— Кто придумал новый внутренний облик?

Григорий Папиш: Всю эту красоту придумали дизайнеры, наши прекрасные друзья. Когда мы пришли сюда полгода назад, ходили здесь вчетвером по театру и думали, что здесь можно сделать, Фил сказал: «Ребят, все красим в белое».

Филипп Григорьян: Серый пол, белые стены.

— Идея соотносилась с общей концепцией обновления?

Папиш: Интерес в том, что это пространство позволяет делать все, что интересно, все что хочешь. Поскольку окончательной программы на момент планирования еще не было, нужно было создать такое вот пространство, где можно все.

Соня Дурова: Создавая интерьер фойе, мы не задумывали его перекличку с происходящим на сцене, поскольку мы за разнообразие. Спектакли у нас будут очень разные — и гастроли, и фестивали, и наши постановки, которые тоже все будут созданы в разных техниках. Мы нацелены на то, чтобы показать все возможности искусства кукольного театра.

Надежда Конорева: Мы следуем европейской системе под честным лозунгом «Перезагрузка» — мы меняем полностью весь репертуар, отказываясь от всех прежних спектаклей. Одновременно мы запускаем восемь премьер и два больших международных проекта. Сейчас у нас четыре пространства: мы играем спектакли в фойе, на большой и малой сценах, и есть еще игровая комната и мастер-зал для занятий с детьми. Мы запускаем программу детских занятий по абонементам, театральный абонемент «Мастер», или просто ТАМ: вместе с актерами, режиссерами, художниками и драматургами собираются дети и самостоятельно создают художественные объекты. Самое интересное из того, что получится, мы будем показывать на сцене для родителей и друзей этих детей, а может, и для зрителей. Посмотрим, что из этого получится.

Папиш: Мы делаем место, в котором дети могут позволить себе все. Могут бегать, играть в мяч, залезать куда-то. Они должны себя свободно чувствовать. А не так, как было, когда мы с Филом пришли сюда 8 месяцев назад на один спектакль, сели в зал...

Григорьян: Там спрашивают детей со сцены: «Куда побежал зайчик?» Мальчик такой: «Направо!» А мама ему: «Тихо, молчи! Молчи, я сказала!»

Конорева: Детей водить сейчас некуда, хороших спектаклей для детей очень мало, это я вам говорю как мать. Поэтому в первую очередь мы сейчас нарабатываем детский репертуар и создаем комфортное, увлекательное для детей и их родителей пространство.

Григорьян: Есть большая задача для этого места. Театр кукол как индустрия находится в полной жопе. Это какая-то пыльная травмирующая хрень. Один раз меня в детстве сводили в театр кукол, потом спросили: «Пойдешь еще раз?» Я сказал: «Нет». Идея такая — в театре должна быть собрана коллекция, так как индустрии вообще не существует. Я вижу сейчас, как маленькие группы людей, всерьез занимающихся куклами, держатся насмерть и делают очень хорошие вещи. Это группы по десять-пятнадцать и даже по три, по два человека. Это формирует определенный характер — я делаю то, что я могу сделать сам. А индустрия существует по другим принципам.

— То есть вы собираете коллекцию авторских проектов?

Григорьян: Да.

Конорева: Это один из этапов, составная часть нашей деятельности.

Григорьян: Но для того, чтобы это сдвинулось с места, нужно заниматься популяризацией театра кукол вообще, как вида искусства. Мы решили сделать ежеквартальное кукольное шоу для взрослых типа маппетов. Это будет такой кукольный трэш-сериал для взрослой аудитории. Мы его делаем вместе с группой Le Cirque de Charles la Tannes — авторами «Копов в огне». Премьера назначена на 21 декабря. Те, кто знаком с творчеством «Шарлатанов», понимают, что это аудитория канала «2х2». То есть это нечто практически не связанное ни с театром кукол, ни вообще с театром, ни с литературой, это связано напрямую со зрителем, с теми людьми, которые живут в городе. Это аудитория 20–30 лет, которая не ходит в театр кукол. И вообще в театр не ходит. Ко всему прочему, это молодые родители, которые охотно приведут в этот театр своих детей, если их зацепит то, что покажут для них.

«Все, что здесь происходит, это часть новой культурной политики города. Мы в этом смысле встали в один ряд с театрами Маяковского, Ермоловой и Гоголя»

— А что помимо трэш-сериала покажут для них?

Конорева: Мы просто привлекаем на эту площадку профессионалов со сложившимися проектами. Это спектакли и новой формации для современного продвинутого зрителя, и наоборот, вполне традиционные. Кроме постановок, у нас сейчас есть еще два направления. Первое — трехмесячный международный фестиваль театров кукол «Ковчег», проект Министерства культуры. Это фестиваль, который обычно ездит по регионам, возит с собой именитые коллективы с проверенными спектаклями, для нас большая удача принимать его участников в Москве на наших сценах. И второе направление — это проект непосредственно Московского театра кукол — большой международный фестиваль. Мы его так и назвали: Первый Московский международный фестиваль театров кукол.

Григорьян: Он встанет в один ряд с такими фестивалями, как «Территория» и NET, — это реально крутое современное театральное искусство.

Дурова: Мы привозим голландскую Театральную компанию Дуды Пайвы со спектаклем «Bastard!»; коллектив Жорди Бертрана из Испании — тоже мировая величина; эстонский Нуку-театр с двумя спектаклями для самых маленьких, чего в России практически никто не умеет делать. Будут спектакли из Польши, Словении, Германии, Ирана, Швеции, Японии. Россию представят несколько спектаклей, в числе которых последние работы Руслана Кудашова из петербургского Большого театра кукол и взрослый спектакль из Кирова «Палата №9» по произведению Чехова «Палата №6». Часть программы будет адресована профессионалам-кукольникам — нам нужно воспитывать труппу. У нас большое количество молодых артистов, многие из которых еще доучиваются в ГИТИСе, есть ребята, которые только что окончили курс в Ярославле.

— Что с теми артистами, которые достались в наследство от прежнего режима?

Дурова: Часть труппы осталась и с легкостью включилась в наше движение.

Конорева: Они пережили лето серьезных тренингов — с утра до вечера занимались с разными преподавателями и сейчас в неплохой форме.

Дурова: Работали с материалом, с фактурой, с пластикой, с тренировочными куклами, где, например, одну куклу ведут три человека — и они должны синхронно дышать. После всего этого они уже готовы к работе.

— Что с театральными цехами, в которых делают новые куклы?

Дурова: Да, они сейчас уже почти полностью модернизированы. Новые спектакли уже с новыми куклами идут.

— Когда о театре кукол говорят как о виде искусства, произносят словосочетание «театр неограниченных возможностей». Правильно я понимаю, что это и есть ваш вектор?

Григорьян: Совершенно верно.

Папиш: Люди воспринимают театр кукол зачастую как театр каких-то повешенных на гвоздь марионеток, таких безжизненных фигур. А на самом деле это многочисленное количество техник, это средство выражения.

 Григорьян: Это просто средство выражения, да. Как опера. Это отдельный вид искусства — вот это очень важно. Если говорить о глобальной задаче, то это презентация театра кукол как вида искусства. Но, конечно, в первую очередь мы работаем для района. Надо понимать: все, что здесь происходит, это часть новой культурной политики города. Мы в этом смысле встали в один ряд с театрами Маяковского, Ермоловой и Гоголя. Нам больше повезло, потому что мы выбрали другую стратегию. И в этом заслуга нашего директора.


Мозаика купить в СПб плитка мозаика.

© Kimberly Club 2004-2008
Егоренкова Юлия. Все права защищены.
Условия использования материалов данного сайта